Дофаминовая игла

Данная статья показывает, что современный человек увлекающийся различными парафилиями не ушёл далеко от макак Шульца или лабораторных крыс с электродами в мозге. Планомерное ужесточение перверсивного контента в области порнографической индустрии, популяризация аномальных форм поведения, берущих начало в Средневековых пытках и хронический поиск развлечений свидетельствует о недостаточности данных природой человеку первичных половых признаков, что сделало его заказчиком и заложником «дофаминовой бури».

Каждая эпоха по-своему видоизменяла вертикаль человеческих ценностей, приоритетов, культурных норм и социальной толерантности.

Начиная с Промышленной революции люди становились более склонны к удовлетворению своих желаний, что обуславливалось ростом потребительских товаров. С развитием массовых коммуникационных технологий в XX веке гонка за удовольствиями приобрела чёткие очертания и уже в обществе XXI века, с развитием технологий предоставляющих в свободном доступе разнообразные рецепты удовлетворения потребностей, стала многоуровневой социальной проблемой.

Стремление современного человека к экстремальным видам спорта, хроническому поиску развлекательного материала, химсексу, подвешиванию, к просмотру аномально извращённого порно и шок-контента, незаметно подсадило его на иглу «быстрого дофамина», который играет ключевую роль в ПРЕДВКУШЕНИИ удовольствия и мотивации, регулируя аспекты настроения, внимания и двигательной активности при условии оптимальной работы, однако, его переизбыток приводит человека не только к агрессивному поведению, но и к различным зависимостям.

Один из фундаментальных шагов в изучении механизмов возникновения зависимостей и привычек у людей и животных, позволивший лучше понять, как работает система удовольствия в мозге и какие процессы происходят при формировании зависимостей, был осуществлён профессором Кембриджского университета В. Шульцом.

Результаты его эксперимента над обученными обезьянами, с внедрёнными в определённые области головного мозга датчиками демонстрируют, что дофамин начинает вырабатываться прежде, чем макака нажмёт на рычажок и получит порцию черносмородинного сока, увидев правильную комбинацию фигур на мониторе. Если при такой комбинации она получала виноградный сок, это вводило её в агрессивную истерику потому, что черносмородиновый сок для неё предпочтительней.

По сути это удовольствие от предвкушения, названное профессором Шульцом Ага эффектом, коррелирующим с результатами другого эксперимента с крысами, которым вживляли электроды в зоны удовольствия мозга.

Все обученные вызывать у себя «дофаминовые бури» грызуны умерли от обезвоживания и голода потому, что не могли остановиться. До последней секунды своей жизни они продолжали нажимать педаль, стимулируя у себя дофаминовые вспышки.
Подводя промежуточные выводы важно констатировать, что человек увлекающийся различными практиками в эпоху мефедрона, не ушёл далеко от макак Шульца или крыс с электродами в мозге.

Планомерное ужесточение перверсивного контента в области порно индустрии, популяризация аномальных форм сексуального поведения, берущих своё начало в Средневековых пытках, как аутоасфиксиофилия, бэггинг, бастонада (бастинадо), золотой дождь, использование металлических шаров, колец и многого другого.
Все вышеприведённые примеры свидетельствуют, что данных природой первичных половых признаков для удовлетворения базовой потребности, человеку уже недостаточно потому, что он сознательно желает увеличения испытываемым ощущениям, что делает его заказчиком и заложником «дофаминовой бури».

Очевидно, что сексуальные перверсии уже давно стали конвертируемым средством для решения многих психосоциальных задач и перестали нести табуированную нагрузку. В умелых руках они превратились в действенный ресурс нейрофизиологического контроля за определёнными социальными группами и достойным источником дохода, ведь согласно Мейнадру Кейнсу «спрос рождает предложение»?!

Другие области индустрии развлечений не являются к данному моменту отстающими: пранки, скайдайвинг, скалолазание, экстремальный кулинарный туризм, экстремальные видео игры с дополненной реальностью, квест комнаты, вейкбординг, руфинг, зорбинг, дрифтинг, рафтинг, зацепинг, свингер вечеринки, секс туризм вебкам, Красная комната (DarkNet), различные online парафилии и прочие формы киберсекса.

Из вышеприведённых способов развлечения следует, что современный человек получает удовольствие уже от досуга граничащего со смертью.
Это повышает уровень пороговой толерантности к витальной опасности и человек оказывается на «тонком льду», где он не может контролировать границы между смертью и жизнью.

Исходя из вышеизложенного, неотъемлемый набор психосоциальных проблем можно разложить на три признанных уровня: микро, мезо и макро.
1. Микро уровень – касается личности отдельно взятого человека.
Спектр проблем может варьироваться от агрессивно-тревожного поведения с чувством вины от компульсивной мастурбации до аддиктивных черт характера и эректильной дисфункции, бесплодия, депрессии.

2. Мезо уровень — касается ближнего окружения.
Спектр проблем может варьироваться от скандалов на почве нереализуемых сексуальных предпочтений и разводов до личностных стигматизаций, заниженной самооценки и высокого уровня фрустрации.
3. Макро уровень – касается какой-либо группы людей, прайда.

Спектр проблем варьируется от демографической зимы и расизма до сторонников квир — теорий и неоглобалистских настроений.
Итак, когда речь идёт о социальной тенденции

, на ум приходят слова французского классика, перефразируя которого, важно понимать, что Природа, Общество, Религия — вот эти источники борьбы человека, но они же и три его потребности, однако, в этих трёх потребностях и три рода войны.
Из совокупности оных проистекает загадочная, таинственная трудность жизни, где по своей воли, лучше не оказываться на её крайних полюсах.


Некоторые источники

Божков, О., Протасенко Т. (2019). О проблемах гомосексуальных отношений. Социологический аспект. Петербургская социология сегодня № 12. С. 191-205.
Манникс Д. (1994). Идущие на смерть. Изд. Румянцев и К.
Москотина, Р., Дмитрук, Н., Трофименко О. (2017).Евразийская коалиция по мужскому здоровью. Киев.
Grove, J., Gray, L., Sivakumar, N.. (2022). Dopamine subsystems that track internal states. Nature volume 608, .p. 380.

2 комментария к “Дофаминовая игла”

  1. Дмитрий Клюквин

    Привет. Такой вопрос возник: а то, что человечество раньше вело войны, если мы берём не их политический смысл, а стремление воевать и так далее не является тем же триггером дофаминовые иглы, что перечисленные современные?

    1. Здравствуй Дмитрий,

      благодарю тебя за комментарий к моим размышлениям.
      Во — первых, я бы не стал рассматривать любую войну вне политического контекста потому, что её всегда санкционируют власти, а не среднестатистический гражданин занимающийся собственным выживанием.
      Во — вторых, любая война – это не повседневное развлечение, а принудительная трагедия с однозначным смертельным исходом или инвалидизацией где нет места триггерам и дофамину.

      В отличии от всего вышеперечисленного, экстремальные виды Девиантного отдыха являются осознаваемыми развлечениями и не предполагают буквального контекста смерти, что нивелирует у «человека разумного» чувство опасности.
      Выбор отдыха и его последующее усугубление – это прерогатива только человека.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Прокрутить вверх